Корзина
5 отзывов
8 (982) 438 78 97
Контакты
РуСтиль
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+79824387897
Максим / e-mail - rustil59@mail.ru
РоссияПермский крайПермьул. 1905 года, 35, корп.16
Карта

Зодчество и резьба на домах, как это было

Зодчество и резьба на домах, как это было

Древнее зодчество Руси.

Схематичный чертеж избы XVII века

                                                                  

Народный быт древней Руси. Оставаясь в стороне от посторонних влияний, мало изменился в течение целого ряда столетий. До эпохи Петра I все классы населения жили одинаково серо. И это потому, что не хватало средств, а потому, что постройка хорошего жилья не вызывалась культурной потребностью русского человека – «не красна изба углами». – да и самый уклад жизни не позволял обнаруживать свои достатки. Котошихин, описывая русский быт XVII века, говорит: «Кто построит хороший дом, тот непременно разорится» от поборов и налогов со стороны властей. «Простой народ, - говорит Яков Рейтенфельс («Сказания», III, 15, 1670), - выводит дом лишь в один ярус, остальные – не выше двух
(см. рис.Русские деревянные постройки 17 века. ). 

                           

 

Многие дома, даже среди города, не имея дымовых труб, выпускают дым через крайне узкие окна и не заключают в своих стенах ничего другого, кроме печи, стола со скамьями и небольшой иконы какого-нибудь святого. Бояре живут также очень тесно и в деревянных по большей части домах, а рабы укрываются в маленьких, расположенных на том же дворе вокруг дома их господина домиках, кои в других странах были бы сочтены за свиные хлевы».
От приемов деревянного строительства русские зодчие не могли отрешиться очень долго, вплоть до появления в XVIII столетии западноевропейских архитекторов – голландцев и французов. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянут на планы кремлевских теремов, построенных в 1635-1636 гг. Баженом Огурцовым с Трефилом Шарутиным. Антипом Константиновым и Ларионом Ушаковым, или на планы дворца в селе Сафарине (1678), палат Московского печатного двора (1679), или, наконец, Воробьевского дворца построенного на месте сгоревшего деревянного дворца Грозного в 1685 году; все только что перечисленные здания представляли в плане как бы ряд каменных изб, поставленных одна возле другой. И Н.В. Султанов прав, говоря, что «наши старые строители были плотники до мозга костей, а потому, даже строя из камня, они не могли отрешиться от представления о своем родном срубе и, чтобы получить большое здание, лепили одну каменную клеть около другой».

 Образцы сложной узорчатой архитектуры гражданского порядка отмечаются и в русских песнях и былинах. Вот среди темного леса стоит «богатый дом»; стоит «весь убран, преукрашен», «на подклети горенка», а к ней «крылечушко красное, с «точеными балясами, с переходами брусчатыми», «частою ступенчатой, переной (т.е. снабжено перилами) крутой лесенкой», с крыльца вход в сени «новые», нарядные, «косящатые» или «решетчатые». Выше горенки «терема досчатые», «рыбьящатые» или «грановатые» стены, «шатровые золоченные верхи, золотые маковки» - один верх «совивается» с другим. И в горенках и в теремах «косящатые» окошечки. Через них виден широкий двор: «широкий двор о семи верстах», с надворными постройками; посреди  двора стоит «точеный столб», к которому привязывает коня приехавший гость, перед тем как подняться на крыльцо и постучать в тяжелые дубовые двери, ведущие в горенку. А ворота и двери тоже «новые кленовые» или дубовые, тоже «решетчатые», «мелкоклетчатые». Правда, былины и песни дают представление не об обычных крестьянских избах современного типа, а вспоминают о былом узорочье построек, от которых теперь не осталось и следа 

(см. рис. Крестьянская изба Владимирской губернии).

Но беря отдельные разрозненные детали старинных гражданских и церковных сооружений, рассеянные и поныне по всей территории РСФСР. Можно воссоздать картину постройки, близкой к былинному описанию.
  История развития нашей крестьянской архитектуры вполне объясняет возникновение всего этого воспеваемого в былинах узорочья. Позднейшие наслоения постепенно запутали, а порой даже совершенно изгладили основные исходные черты крестьянского зодчества и связанных с ним резных украшений, выделить которые даже и в отдаленных, а, следовательно, и менее подвергавшихся изменениям северных районах очень мудрено. Чтобы установить эти этапы изменения стиля и характера построек и их резных украшений, приходится идти сложным путем, пользуясь историческими документами и археологическими изысканиями и сравнением с подобными же памятниками других районов, находившихся в одинаковых социально-бытовых и экономических условиях.

  Если в нашем распоряжении имеется какая-нибудь определенная дата, после которой те или иные соседние районы отрываются друг от друга в историко-бытовом отношении и начинают вырабатывать свой особый тип того или иного резного украшения, строительной детали или целой постройки, то все сходные черты в пошибах резьбы и типах архитектуры этих районов, естественно, следует отнести к периоду, предшествующему имеющейся дате. В современных крестьянских постройках уже не встречаются разновидности деревянных перекрытий, которые были распространены раньше и послужили образцом позднейших фигурных крыш на дворцах Московской Руси. Некоторое представление о шатровых перекрытиях могут дать попадающиеся в настоящее время в садах четырехскатные крыши современных смотровых вышек и шатровые верха русских колоколен, которые одинаково строились и из дерева, и позднее, из камня. Благодаря своей вышине эти колокольни, помимо ритуального значения, служили и сторожевыми пунктами для дозорных. На них сторожили и появление неприятеля и возникновение пожара. Шатры вышек и смотрилен, бочковидные перекрытия крылец, двухскатные и четырехскатные крыши различных по величине срубов в общей сложности давали затейливый силуэт и представляли благодарную почву для разнообразнейшего резного узорочья. К этому прежде всего и побуждали и самые свойства строительного материала, употреблявшегося для сруба, и особенности в технике его использования. Всякая бревенчатая постройка неизбежно должна считаться с наличием зазоров и выступающих торцов бревен. Чтобы предохранить их от загнивания, эти зазоры и торцы зашивают тесом. Не надо забывать, что в старину тес получался не путем распиловки бревна, а путем его расколки. Выколотая пластина не выравнивалась рубанком, которого не знали, а тесалась топором. Недаром Юрий Крижанич (ученый хорват, один из первых проповедников панславизма, приехавший в Россию в 1658 г.) в своем сочинении «Политические думы» говорит: «В иных странах люди режут доски зубачами, либо на речках, либо руками; а здесь топорами ся тешут даски, и то непригожими. Даски несчетно многи на год струвают по всем царству, а в истесыванью них ся тратит неизговорен велик труд и много время. Я мню, сколько дасок ся натешет топорми от ста хлапов чез (в течение) един месяц, еже бы могло двадесят хлапов зубачами нарезать толико же: а даски бы были много блажи. Друго есть: что из единого грубого бревна едва една или две даски ся истешут торорми и много древа даром пропадает в иверье» (в щепки). Вполне понятно, что при таком способе работы вытесать идеально гладкую поверхность доски удавалось только очень искусным мастерам, и отходов при этом получалось до процентов. И когда такая доска должна была подчеркивать наиболее заметные и художественно ответственные архитектурные линии постройки, а поверхность ее не отличалась чистотой отделки, естественно было обработать ее резьбой, деформировавшей гладкую поверхность тесины игрой светотени в углублениях нанесенного орнамента и в выемках фона, давая этим красивую декорацию зданию. Резной наряд старинной русской деревянной постройки был очень красив. Он покрывал всю тесовую обшивку постройки, различные части которой носят специальные названия. Верхний продольный брус называется «князем». Он лежит на спускающихся вниз деревьях с закорючинами – «курицах». На нижних концах куриц лежат «застрехи» или нижние продольные брусья крыши, значительно выступающие вперед, благодаря чему образуется свес крыши.  Параллельно застрехам идут на некотором расстоянии друг от друга мелкие «решотины» с сучком или корнем на конце. По ним уже кроется соломенная или тесовая кровля (см. рис. Амбар на столбах). 

                                    

 

При соломенных крышах решотины делаются частые, чтобы не проваливалась солома. Так как снабженные торчками концы решотин не могли удержать сползающей во время ветра соломы, то за них стали класть длинные доски, которые носят название «подкрылков». При тесовых чистых крышах, когда непосредственной необходимости в подкрылках нет, ими зашивают концы решотин, точно так же как и курицы с лицевой стороны закрывают украшенными резьбой досками, которые в старину назывались «причелины», благодаря тому что они спускались по обе стороны фронтона избы, называвшегося «очелье».

      Украшенные резьбой «причелины», «подкрылки» или «косицы» помещались выше сруба, но главное украшение избы сосредоточивалось на богатом карнизе, отделяющем сруб избы от чердака. Выступающие спереди концы бревен верхних венцов сруба, так называемый свес, на котором покоится фронтон, приходится также зашивать досками, так как торцовая часть их от дождя и снега скоро загнивает. На них стали прибивать покрытые резьбой «малые подкрылки», которые называют еще «полотенца», «сережки». Торец «князя» зашивается тоже особой фигурой в виде части круга или же малым подкрылком, висящим посредине фронтона и имеющим не совсем благозвучное название «сопли» 

      Украшенный кроме рельефной резьбы еще пропильными дырами, такой подкрылок зовется «дырястой соплей». Так как на верхнем конце сруба утверждается потолок и на него опирается крыша, то бревна для него выбирают обычно толще других. В лесных губерниях, где эти бревна бывают настолько толсты, что одна доска, или «малый подкрылок», не может закрыть торцовой их части, сбоку подкрылка прибивают резные фигуры в виде розеток, коньков или птиц, что хорошо видно на фотографии одной резьбы Георгиевского погоста Владимирской губернии. Там, где леса было много, кровля обычно крылась длинной дранью, которую ставили нижним концом в деревянный жолоб, положенный на концах куриц, а на шве посредине крыши дрань прижимали двумя стянутыми брусками

 

(см. рис. Схематический чертеж происхождения и устройства крыши ).



Так как деревянные жалоба, или «охлупы», скоро прогнивали, то, чтобы отвести воду, стекающую с крыши, от стен постройки, в нижней части крыши стали делать отливы или «полицы», которые вместо жалобов служили водостоками. Такой характер крыш, с полицами или с «надломом», постепенно увеличивающимся в размере, сделался обычным в наших северных постройках и перешел даже в каменное зодчество, давая декоративные мотивы крыльцам ярославских церквей. В деревянных постройках по краю полиц иногда ставили балясы, а самый свес украшали «подзоринами». Крыша сверху, по коньку, покрывалась выдолбленным снизу бревном, корневище которого, обращенное к передней части избы, обделывали в виде гуська или конька.
      Кроме России, конки встречаются еще и на древних скандинавских церквах, любопытных памятниках прошлого. Позднее, наряду с коньком или гуськом, по гребню крыши начали ставить тычки с решотками, но эти украшения, вероятно заимствованные с церквей, часовен или с барских домов, не связались в художественном отношении с коньком, что можно объяснить их сравнительно поздним совместным появлением, так как в народном искусстве, как и в народной музыке, не отдельный художник, а время обрабатывает мотивы и приводит их в одно стройное целое. Этим украшениям не повезло еще и потому, что одно время они служили условными знаками старообрядческих молелен и подавали владельцам домов с подобными украшениями повод к непрятным столкновениям с полицией. Так как над верхним косяком окна в бревенчатой постройке неизбежно оставляется зазор, в расчете на оседание бревен, то этот зазор зашивается доской, покрытой резным узором. Окна, а местами и двери, обрамляются резными наличниками. Резные украшения в изобилии покрывали и другие архитектурные части избы. Особенно богато были украшены ею различные постройки, как сени, соединяющие избу с холодной клетью, и крыльцо. В убранстве этих построек тес и соединенная с ним резьба получают еще большее применение. Являясь преддверием самого жилья, сени и крыльца, особенно в летнее время, нередко служат как бы парадной приемной, местом домашних собраний и развлечений. Недаром в песнях и сказках сени и крыльца отмечаются с особенной любовью: сени новые, кленовые, решотчатые; крыльца переные, косящатые. Резьбой украшаются и ворота, и эти украшения восходят к глубокой древности.

vkontakte facebook twitter

rezba59.ru

Предыдущие статьи